Лого Комнатные растения
Главная Форумы Клуб Галереи О проекте

Каталог комнатных растений
Все об уходе
Вредители, болезни
Крупным планом
Растения в интерьере
Это интересно
Гидропоника - это просто
Цветочный гороскоп
Часто задаваемые вопросы
Фотоуроки
Flowers-клуб
Ссылки

 

 


 
Реклама на сайте
 

 
Поиск
 
Поиск по сайту:
 
Расширенный поиск
 

 
Подписка
 
Подписка на новости сайта - введите ваш E-Mail:
 
Изменить параметры подписки
 

 
Hits 15199
Hosts 1188
Visitors 1618
26
Скорая помощь растениям, реанимацияСкорая помощь растениям, реанимация
Клуб любителей гибискусов FlowersWeb.infoКлуб любителей гибискусов FlowersWeb.info

Главная / Форумы / Цветоводство / Здоровье комнатных растений / Что значит «срезать до живого тела»?

Что значит «срезать до живого тела»?

Страницы: 1 2 След.
RSS
Что значит «срезать до живого тела»?, Попытка наглядного пособия
 
Очень часто приходится объяснять на пальцах, что такое «живое тело», т.е. живая ткань, до которой приходится обрезать растение при заливе. Не менее часты и ошибки при определении этой живой ткани. Как правило, очень жалко срезать большую часть любимого растения, чтобы отправить в помойку то, что еще внушает надежду на реанимацию. А мы, опытные советчики-злодеи, представляемся несчастным заливателям почти убийцами. А нам, неоднократно державшим в руках безнадежно погибшие растения, даже оправдаться нечем. Как назло в это время наши собственные растения колосятся вовсю, и мы не можем провести никаких аналогий.

Сегодня мне такая возможность представилась. Принесла я с помойки вот такую метровую палку деремской драцены.

Отломанный конец выглядел совсем засохшим. Ствол, однако, внушал некоторую надежду. Хотя листья были изрядно потрепаны, а верхушка просто отсутствовала: то ли отморожена и поэтому отломана, то ли наоборот.
Я рассудила, что если что-то живое в этой драцене осталось, то можно было бы проследить ее реанимацию пошагово, фиксируя этапы возрождения или гибели в реальном масштабе времени. Но увы, живых тканей в этой палке не обнаружилось. Но зато появилась возможность продемонстрировать, как выглядят ткани мертвые, которые иногда так хочется считать живыми.

Я начала резать ствол снизу. Сначала было отрезано сухое окончание условного «черенка», потом постепенно была разрезана безлистная часть ствола, в завершение – та часть, которая была покрыта листьями. Фотографии привожу в той же последовательности, в которой производились срезы. За качество фоток прошу не судить меня строго, аппарата с лучшим разрешением в моем распоряжении нет. Попробую прокомментировать те картинки, которые получились.
       Обратите внимание на то, что на самых нижних срезах кора выглядит темной, сердцевина ствола – водянистой и «творожистой». На четвертой картинке срез коры темен уже не по всему кругу, уже просматриваются зеленые участки, но сердцевина ствола, еще не оставляет никаких надежд. Далее через три картинки кора выглядит уже совсем «живой»: ведь она полностью зеленая! И сердцевина светлеет. Такая картина среза чаще всего служит причиной разногласий опытных и начинающих цветоводов. Светлая сердцевина и зеленая сочная кора на срезе ствола вводит в заблуждение расстроенного обладателя залитого растения, но не может обмануть опытный глаз. Именно «сочность» такого среза говорит о нежизнеспособности тканей, которые на первый взгляд свидетельствуют о наличии сокодвижения. Это главная ошибка. Соковыделение не следует путать с водянистостью мертвых тканей.

На двух последних фотографиях срезы могут обмануть даже тех, кто с заливом сталкивался неоднократно: кора выглядит молодой и здоровой, листья, крепящиеся к стволу, не имеют повреждений, сердцевина однородная, водянистость значительно менее заметна. Однако картинка обманчива. Этот срез также демонстрирует только неживые ткани. Об этом свидетельствуют «крупинки манной каши», все та же водянистость и непрочное крепление листьев к стволу.

Здоровый срез ствола драцены должен быть, в первую очередь, сухим, твердым, при надавливании с боков не выделять жидкости. Листья должны быть прочно прикреплены к стволу и не отрываться вместе со своим основанием. Непрочное крепление не самых нижних листьев драцены само по себе доказывает безжизненность ствола.
Таким образом, даже если бы верхушка этого «черенка» была цела, его «несовместимость с жизнью» была бы установлена путем последовательных срезов.

Мне хотелось в этой теме продемонстрировать, как выглядит залитое растение изнутри, и помочь страдальцам-заливателям в определении этой беды, чтобы в случаях, когда надежды на реанимацию не остается, они не питали напрасных иллюзий. Не знаю, получилось ли…

Может быть, у кого-то из опытных цветоводов есть фотографии погибших или погибающих растений, которые могли бы дополнить мой рассказ и продолжить тему? Я понимаю, что вид гибели цветов не побуждает хвататься за фотокамеру, но если такие материалы имеются, они могли бы помочь многим новичкам не набираться печального опыта самостоятельно.
 
Есть такое фото. Растение не мое, мне его на реанимацию отдали. Это антуриум. Был. Залили до землянных червей. В таком виде он ко мне и попал. Самое интересное, он жив! :huh:
Фото-0001щ.jpg (53.07 КБ)
Изменено: tygra.08 - 16.03.2010 21:49:24
 
Появилась печальная возможность продолжить тему.
Это погибший кротон. Его засохшие ветки и листья прилагались, поэтому в определении вида нужды нет.
Растение, по-видимому, было залито, потом его пытались просушить, в результате чего все окончательно засохло и было выброшено.
Так как терять было нечего, я размыла корни самым беспощадным способом, что обычно невозможно проделать с живым, или еще кажущимся таковым, растением. Вскрытие показало следующее.

1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8.

Голландское растение после покупки было пересажено с очень тщательной заменой грунта. При промывке корней я не обнаружила даже следов транспортировочного субстрата, однако сетчатый пластиковый стаканчик на основании корней не был снят. Попытка снять его с подросшего растения успехом не увенчалась. Мне удалось срезать верхнюю часть стаканчика, а его нижняя часть осталась недоступна. Его остатки видны на фото.

На общем плане хорошо видно, что произошло с основанием стволиков растения (они черные и насквозь сухие), но при этом ком корней в целом производит впечатление, что «с корнями все в порядке»: большая часть корней, особенно периферийных, белые, гибкие и упругие, т.е. «живые».

Это причина большинства ошибок. Специалисты диагностируют необратимый залив, а владелец растения ничего понять не может, так как, вынув растение из горшка, видит земляной ком, пронизанный множеством «здоровых» корней.

Заглянем в корневой ком снизу. Общий план также производит почти благополучное впечатление. Однако при тщательном рассмотрении (иногда только при увеличении) видно, что чем глубже всматриваешься в корневую систему, тем больше обнаруживается мертвых (черных) корней, которые максимально сосредоточены у основания, или у того, что называют шейкой растения.

Внимательно приглядевшись к окончаниям тонких корней, можно увидеть, что нередко мертвый (черный) корень завершается «живым» (белым) кончиком.
Эту картину можно также наблюдать у тех растений, корни которых сильно разрастаются за сезон вегетации, например, у циперуса. Кончики его корней поздней осенью начинают жить самостоятельной жизнью, что совершенно не противоречит отмиранию более старшей части того же корня. Поэтому многие растения безболезненно переносят сезонную обрезку корней.
NB! Это утверждение справедливо только для определенной группы растений, и не следует им руководствоваться повсеместно!

Итак, процесс, называемый «заливом», ведет себя следующим образом. При застаивании влаги происходит закисание почвы, и прекращается доступ воздуха к корням. Корни «задыхаются» и перестают служить проводниками влаги и питательных веществ. В них прекращается сокодвижение, и их ткани отмирают. Сравните с остановкой кровобращения у теплокровных существ.
Только у растений такая остановка происходит медленнее и не во всех корнях одновременно. Такая постепенность – главная причина запоздалого проявления симптомов гибели корней в надземной части растения, что осложняет, а чаще делает невозможной реанимацию залитого растения.

Обиднее всего то, что сама ситуация залива может быть устранена и больше не повторяться, а гибель растения наступает через весьма значительный промежуток времени со всей необратимостью.
 
Хм… Темка патологоанатомическая получается…

Имеем достоверно залитый на смерть хризалидокарпус.

Обратите внимание, и в этом случае корни выглядят вполне «нормально»: их много, они упругие, гнилых и мягких нет. Опытный глаз сразу увидит, что их темный цвет не совместим с живым растением, но новичка такая корневая система непременно введет в заблуждение.



Особенно наглядно следы залива видны на шейке. Это растение было немного излишне заглублено в почву, и плесень распространилась на основание стволиков. У правильно посаженного растения при заливе надземная часть остается сухой, что делает процесс загнивания совсем незаметным неопытному глазу. Несмотря на достоверную гибель пальмочки, в ее кроне еще просматриваются зеленые, «живые», черешки листьев, но на срезе такого черешка отчетливо просматриваются творожистые вкрапления, что есть по сути та же плесень, исключающая наличие живых тканей.



С погибшим растением можно проделать то, чего ни в коем случае нельзя проделывать с растением растущим. Раскурочиваю самым варварским образом основание центрального ствола и шейки. Вскрытие демонстрирует, казалось бы, сплошное гнилье, но присмотревшись, можно различить, что внешние слои остались более твердыми и сохранили свою первоначальную форму, в то время как внутренняя часть ствола, а именно то, что было самыми молодыми листьями, превратилось в кашу.

Этот экземпляр сгнил давно, высох и был выброшен не сразу после гибели. Когда же растение погибает под бдительным присмотром заливающего его хозяина, именно загнивание изнутри долгое время остается незамеченным, а сохранение внешних тканей в первоначальном виде вселяет необоснованные надежды на реанимацию утопленника.
 
Продолжаем разговор. Теперь я хочу рассказать о некоторых сюрпризах, которые скрываются в горшках покупных растений.

Имеем вполне приличную уцененную колумнею. Уценена за то, что отцвела и немного покоцана. Где-то желтый листик, где-то обломаны веточки, на сломах кончики подсохли. Но в целом вид бодрый, кустик густой, тургор исправен.



На некоторых ветках отросли уже новые побеги. На них хочу специально обратить внимание. Если растение в магазине пошло в рост, это свидетельствует НЕ о его жизнеспособности и здоровье, а только о длительности его пребывания в магазине.
Внимание! Молодые побеги – первый симптом возможного залива растения!

Снимаю горшок. Ком земли плотно оплетен темными корнями без каких-либо признаков жизни. Ком плотный, субстрат не только не рассыпается, его далеко не сразу удается разодрать даже с применением силы. Залив налицо.
Прочность корневой мочалки – это всего лишь индивидуальная особенность корней колумнеи. Упругие и не хрупкие, они сохраняют эти свои свойства и после смерти, вводя в заблуждение неопытных цветоводов.
Необходимо помнить, что молодые (тонкие) периферийные корни всех без исключения растений должны быть светлыми и пронизывать земляной ком «белыми» нитями. Темный цвет периферийных корней однозначно – цвет смерти.
Но при нормальном (хм!) развитии процесса загнивания корней первыми отмирают именно тонкие периферийные корни в то время, как стержневые корни еще сохраняют жизнеспособность.



Когда большая часть корней вместе с субстратом удалена, обнаруживаю в горшке двенадцать сеянцев, которые и были призваны изобразить пышный куст. На самом деле каждый из них представляет собой совершенно самостоятельное растение, чье развитие может существенно отличаться друг от друга. Из названной дюжины один сеянец засох полностью (причем его корневая система - одна из лучших по внешнему виду, но она полностью мертва), один сохранил совершенную инфантильность, один начал практически жизнь заново, отрастив от засохшего пенька мощный новый побег. На трех шейках хорошо видна разница в цвете стволиков. При ближайшем рассмотрении шейка желтого цвета вызывает сомнения в здоровье сеянца: ей полагалось бы быть беловатой в случае, если шейка была заглублена в землю (бесхлорофилльная ткань), или красно-бурой – в том случае, если нижняя часть ствола получала полноценное освещение. Желтизна – признак начала отмирания тканей. Сокодвижение в таком стебле может быть нарушено. Такой сеянец целесообразно пустить на черенки, чтобы не погубить всю надземную часть, лишив ее питания.



Часто задают вопрос, стоит ли рассаживать растение, состоящее из пучка сеянцев?
Полагаю, что однозначного ответа здесь нет. Скорее надо исходить из вида самого растения.
Одни растения, например, кофе, конкуренции не терпят, самый сильный сеянец неизбежно забивает остальных. Таких целесообразно рассаживать сразу, чтобы не рисковать их жизнью в угоду красоте и недолгой пышности.
Другие, наоборот, не возражают против кучности, например, легко уживаются вместе несколько фикусов Бенджамина.

Сюрприз другого рода ждет нас в горшке с плющом.
Внешний вид растения настолько непрезентабелен, что нормальный покупатель никогда даже не остановится около такого заморыша. Плети порваны, листья облетели, видны совершенно сухие участки стебля. Рассмотреть редкую красоту и необычную форму листьев трудно из-за их чудовищно плохой сохранности. Купить такое растение можно только по бросовой цене, по которой, собственно, оно и было куплено, чтобы не жалко было просто пустить его на черенки. О сохранении целого растения здесь, по-видимому, не может быть и речи.



Но к моему удивлению в горшке обнаруживаются совершенно здоровые, растущие корни, из которых легко вытряхивается субстрат.
И здесь я насчитываю те же двенадцать сеянцев. Никакой случайности. Пошла пересчитала недавно рассаженный кофе и все еще растущий пучком лавр – везде по двенадцать сеянцев. Все сочтено у этих голландцев! Никакой приблизительности.

Корни плющика оказались настолько исправны, что позволили сохранить его как растение. На черенки я срезала всего три кончика плетей, которые имели сломы стеблей. Один сеянец пришлось выбросить. Его ствол бы сломан в нескольких местах и полностью засох. Остальные плети, потерявшие большую часть листьев, но прекрасно сохранившие зачатки воздушных корней, скручиваю в кольцо, укладываю в широкий и неглубокий горшок-миску и прикалываю женскими шпильками к грунту. Из узлов с зачатками корней поднимутся новые побеги, и я получу пышный куст плюща за один присест.

Вывод. Не всегда внешний вид надземной части растения соответствует состоянию корневой системы, которая играет главную роль в определении жизнеспособности и здоровья растения.
Активный рост растения не является показателем его свежести и здоровья.
Чем меньше в надземной части растения изменений относительно его первоначального вида, тем больше вероятность, что корневая система не подверглась воздействию излишней влаги, перепада температур, сквозняков и других смертельно опасных факторов.
 
Тема снова получила продолжение. На этот раз не однозначно с летальным исходом.

Снова драцена. Снова залитая до выкидывания в помойку. Изначально было два ствола с тремя рожками на двоих. Двурожковый ствол, старший по размеру, реанимации не подлежал, а меньший допускает варианты.

1. 2. 3. 4.
5. 6. 7. 8.

Имеем почти полутораметровое растение: рожок на бревне. На кроне все признаки залива: подсыхание и омертвение кончиков и краев листьев. Основание и ствол побега зеленые, признаков гнили или подсыхания нет. Влагалища листьев подсушены, но без признаков гнили. Толстый ствол производит впечатление живого в верхней части (зеленые участки коры, холодный и тяжелый на ощупь, проклевывание спящих почек), нижняя часть с остатками корней скорее мертва. Корни сгнили. То, что видно на фото, – полностью мертвые ткани. Делаем вывод, что бревно утратило способность к сокодвижению, и верхние побеги in situ не имели шансов на выживание и были обречены. Подтверждением этому может служить засохший в зачаточном состоянии второй побег.

Оговорюсь. Бревно не пилю, никаких экспериментов с ним ставить не буду, так как праздного интереса не испытываю и знаю правильный ответ.

9. 10. 11. 12.
13. 14.

Срезаю побег с пяточкой. Срез чистый, здоровый, без выделений, светлого цвета, кора на срезе зеленоватая. Для сравнения – срезаю засохший побег-зародыш. На его срезе отчетливо видно темное пятно гнили сердцевины. Обратите внимание, что оба побега расположены на одной высоте и расстояние между ними равно толщине бревна. Это значит, что, распространяясь, гниль в первую очередь может поразить здоровый побег.

Далее обрезаю все поврежденные части листьев, невзирая на их очередность. Обрезаю лишнюю кору с пяточки (именно кора бывает причиной протухания воды, в которой стоит черенок, а потом и загнивания самого черенка) и ставлю черенок в воду. Срез ничем не обрабатываю, не подсушиваю, в воду бросаю несколько кусочков угля (простого, для шашлыков).

Все действие происходит 22 апреля. По опыту знаю, что на укоренение черенка драцены нужен месяц. Значит, после 20 мая станет ясно, будет жить реанимант, или не судьба.
 
Цитата
Войтешка пишет:
Все действие происходит 22 апреля. По опыту знаю, что на укоренение черенка драцены нужен месяц. Значит, после 20 мая станет ясно, будет жить реанимант, или не судьба.
Сегодня 18 мая. До целого месяца не хватило 4 дней, но есть первые результаты.

Черенок стоит в воде, где плавают кусочки угля для шашлыка. Остатки листьев частично удалены, потому что совсем высохли. Но точка роста определенно жива, и, по-моему, пустилась в рост, хотя это еще только аванс. На пяточке среза отчетливо виден зачаток первого корня. Ствол зеленый, живой.

На этой фазе видно, что черенок выжил и собирается превратиться в полноценное растение. Но радоваться рано. На такой небольшой прирост сравнительно крупному черенку изначально должно было хватить сил. Когда они истощатся, будет видно, приобрел ли отросток за время укоренения способность получать питательные вещества извне. Только тогда можно будет с уверенностью строить дальнейшие прогнозы.
 
Прошел еще месяц. 20 июня все выглядело вот так.


Из пяточки, именно из одревесневшей части, вышло несколько корешков, а из зеленой части ствола четко виден еще пока один пробивающийся корень. Таких будет несколько, и в будущем именно эти боковые корни станут основной опорой растения. Поэтому при посадке черенка (что не применимо к взрослому растению) нужно заглубить ствол на 5-7 см.
Верхушка достоверно растит новые листья, точка роста здорова. Налицо все условия, необходимые для роста и развития самостоятельного растения: растут корни, сохранен сочный ствол с рабочими капиллярами, точка роста работает исправно. Растение прибавляет зеленую массу, т.е. растет.

На размер корней хочу особенно обратить внимание тех продвинутых цветоводов, у которых черенки дают корни уже через неделю, а то и на пятый день, а также тех, кто предпочитает проращивать черенки драцен прямо в земле. Сроки, описанные в настоящей теме, - это нормальное время укоренения этих растений без применения стимуляторов, искусственных ускорителей, подогревов, парников и т.п. средств.

На этой стадии растение убедительно пошло в рост и может быть высажено в грунт в небольшой горшок.
 
Бога ради, помогите! Мою любимую драцену сломал кот. Драцена довольна почтенного возраста - лет 7. Очень хороша: С основного ствола разветвление на четыре. Активно растут листья. Ситуация такова: один стволик сломан окончательно, а второй сломан,но не оторван-держиться на части коры. У меня вопрос: можно ли привязав этот ствол лентой или каким-то приспособлением добиться приживления этого ствола обратно (по принципу яблонь). Если нет, то что посоветуете делать в этой ситуации. Вырастут ли на оставшемся пенечке снова листики? Что для этого нужно делать? Проплакала все утро, но этим ей не поможешь. Драцена мне очень дорога :cry: Помогите
 
Цитата
Julic пишет: можно ли привязав этот ствол лентой или каким-то приспособлением добиться приживления этого ствола обратно (по принципу яблонь)
Такие заживления возможны только у растений с интенсивным внутриствольным сокодвижением, у фикусов, например. Там сок буквально склеивает рану, происходит интенсивная эпителизация, и сломанная ветка может прижиться. Может, но даже у таких растений это не всегда получается. Драцены к таковым не относятся. На срезе ствола здоровой драцены должно быть достаточно сухо, чтобы рассчитывать на усиленное образование эпителия.
Цитата
что посоветуете делать в этой ситуации
Укоренить отломанные части и помолиться на пенек. В нормальном случае через месяц достоверно могут проснуться спящие почки, а через два-три месяца станет понятно, наладятся ли они стать новыми побегами или замрут в зачаточном состоянии.
 
Цитата
Julic пишет:
можно ли привязав этот ствол лентой или каким-то приспособлением добиться приживления этого ствола обратно (по принципу яблонь).
Увы, нет. Такие манипуляции возможны только с двудольными растениями. А драцена относится к однодольным :(
Ищу дендробиум Yukidaruma King, Miltonidium Rose Sunset, Miltonidium Hawaian Sunset
 
Попытка спасти засыхающую бокарнею подробно описана в теме Бокарнея совсем плоха. Автор lied последовательно рассказывает, что происходило с растением, какие меры принимались в процессе реанимации. Весь материал качественно и подробно проиллюстрирован.
Чтобы сохранить последовательность наблюдения и обсуждения мы решили сохранить эту тему как самостоятельную, сделав соответствующую ссылку.
 
Настрадавшись сама от гибели голландских растений, насмотревшись грустных фотографий и наслушавшись горестных рассказов других не всегда удачливых покупателей импортных растений, решилась я на кровавый эксперимент. Фотографировать ничего не стала, так как не была уверена, что получу какие-либо убедительные результаты. Просто хотелось проверить одну свою безумную догадку.
Результат получился вполне убедительный, хотя для полного триумфа надо бы дожить как минимум до следующей весны. Но терпежу молчать дольше нет, поэтому расскажу о своем зверском эксперименте, пока еще сезон покупки комнатных растений в разгаре. Может быть, кому-то мой опыт подскажет конкретные действия, а кого-то убережет от необдуманных решений.

Я многократно сталкивалась с гормональной ломкой голландских растений, в результате которой мощные и пышные "силосные" растения сгнивали на корню. При этом мною было замечено, что оторванные или срезанные черенки  укоренялись без проблем, давая жизнь растению, сохранявшему все видовые признаки, но, казалось, слыхом не слыхивавшему ни о каких гормонах, сгубивших их прародителя.

Я задала себе вопрос, не в корнях ли кроется "корень зла"? Т.е. не в корнях ли сосредотачиваются эти треклятые гормоны? Глядя на благоденствие черенков, ответ напрашивался сам собой. Нужно было только проверить догадку.

Я решила найти и купить уцененную диффенбахию и, ампутировав ей корни, попробовать укоренить ее в обход голландцев. Мне повезло. Мне попался крупный, жирный экземпляр с поломанными листьями, невредимой точкой роста и, как оказалось впоследствии, роскошной корневой системой. Там же продавались чудненькие, свеженькие, маленькие (15 см роста), в один крепенький ствол (а не жидким кустиком) очень дешевенькие радермахерки. Для полноты эксперимента я купила их две.

Придя домой и очистив от субстрата свои покупки, я чуть было не отказалась от своей затеи. Корни всех троих были образцово-показательно здоровы и красивы. Но наука требует жертв, и жертвы были принесены.

Зажмурившись, я рубанула диффенбахию по самой шейке, отправив роскошную шевелюру корней в помойку. Черенок был поставлен в чистую воду с куском угля. Срез не просушивала, ничем не пудрила.

Одну из радермахер постигла та же участь. Корни были срезаны по нижней границе утолщения, которое, по-видимому, тоже можно считать шейкой растения. Радермахера была поставлена в воду, куда для устойчивости я напихала сфагнума. То есть она оказалась не во влажном, и даже не в мокром сфагнуме, а именно в воде со сфагнумом.
Вторую радермахерочку я по всем правилам просто пересадила.
И стала наблюдать.

В течение первой недели диффенбахия никак себя не проявила, пересаженная радермахера стала расти и колоситься, обрезанная радермахера начала губить листья, они постепенно вяли, опускались и отваливались. Срез диффенбахии оставался свежим и зеленым, а срез радермахеры вызывал опасения, что начнет загнивать, но все-таки еще не портился.

В течение второй недели на срезе диффенбахии стали появляться выпуклые образования, которые я по ошибке приняла сначала за зачатки корней. Пупырышки увеличивались, но так как я не трогала их руками, то не знала, какой они консистенции. По цвету сначала они не отличались от тканей среза, позднее стали слегка буреть.
Пересаженная радермахера перестала радоваться жизни, но опасений за ее жизнь тоже пока не возникало.
Стволик обрезанной радермахеры к концу второй недели представлял собой жалкое зрелище: растень сбросила все листья, сохранив живым только ствол. Точка роста также оставалась зеленой, но в позиции "без движения".

Третья неделя ознаменовалась определенными сдвигами.
Потрогав пупырышки на срезе диффенбахии, я обнаружила, что ткани их не просто мягкие: срез покрыт слоем слизи определенно неживого свойства. Слой этот был смыт, а срез очищен щеткой, промыт и присыпан корневином. После нескольких часов просушки диффа была снова поставлена в воду с углем. Высота воды не превышала все время 5 см.
Та радермахера, которая сидела в земле, сбросила все родные листья, а у начавших было отрастать молодых листьев стали чернеть кончики.
Безногая же культя в воде со сфагнумом наоборот стала проявлять признаки воскресения. Утолщение ствола типа шейка покрылось белыми пупырышками, которые при увеличении достоверно оказались зачатками корней, а пазушные почки и точка роста не менее достоверно набухли, наладившись в рост.

Четвертая неделя дала первые результаты.
Нижняя часть ствола диффенбахии сначала покрылась пупырышками, потом "ужасом", а к концу недели обросла линейными корнями настолько, что ее уже можно было высаживать в землю.
То же произошло и с черенком радермахеры. Спящие почки достоверно пошли в рост, а нижняя часть стволика обзавелась несколькими линейными корнями.
Та же контрольная радермахерка, которая была посажена в землю, почернела и откровенно загнулась в буквальном смысле этого слова, после чего была бесславно похоронена.

Пятая неделя.
Диффенбахия высажена в землю в начале недели. Радермахера выпустила ювенильные листья из пазушных почек. Высажена в землю с сохранением своего сфагнумного окружения низа ствола в конце недели.

Шестая неделя.
Диффенбахия достоверно стала наращивать надземную часть. Лезет второй новый лист. Опасений за ее жизнь нет.
Радермахера не вянет, наоборот, из верхних пазушных почек проклюнулись и стали разворачиваться настоящие разрезные листья, нижние пазушные почки также обозначили здоровые точки роста.

Предварительные выводы подтвердили мои предположения о том, что голландские растения губят их собственные корни. Лишение же растения корней напротив может сохранить ему жизнь. Предвидя возражения о том, что период наблюдения слишком короток, чтобы результаты были признаны бесспорными, скажу, что я сама придерживаюсь такого же мнения. Возможно также, что я поторопилась с публикацией. Но наблюдения продолжаются, и интересующиеся безусловно получат исчерпывающую информацию о дальнейшем развитии эксперимента.
 
Войтешка,
будем следить за дальнейшим ходом эксперимента!
(Жаль только, что не все растения можно лишить корней :()
 
Цитата
Волна пишет: Жаль только, что не все растения можно лишить корней
Я тоже об этом все время думаю. Это как раз невозможно с теми, кто страдает больше всего: с травой той самой, с марантовыми, в частности. Но мне кажется, что траву-то корни губят в первую очередь. Я потому и наметила себе первой жертвой диффу, что именно с ней и намучилась больше всего.
 
Радермахерка жару все-таки не перенесла, в 40-градусную жару почернела и засохла. Результат не может считаться достоверным, потому что имели место экстремальные условия. При первой же возможности придется эксперимент повторить.
Ну, нравится мне радермахера! Но никак, зараза, не желает приживаться! :evil:

Диффенбахия же наоборот. И жару перенесла, и пересадку. Лезет третий послепересадочный лист, пьет нормально, нет никаких симптомов потери видовых признаков: новые листья не уступают в размерах изначальным голландским, стебель, пока, не вытягивается, сохраняет "жирность", междоузлия по-прежнему короткие. Да и сорт оказался для меня новый, Tropic Snow, что тоже добавляет удовольствия.

NB! Для полной уверенности в действенности метода "лишения голландских корней" необходимы наблюдения не менее двух сезонов вегетации. Так что до следующей осени, как бы ни хотелось посчитать эксперимент удавшимся, элемент случайности все же должен оставаться на первой ступеньке пьедестала. А закономерность только-только выходит на дистанцию.
Одно достоверно ясно: сроки начала порчи стволов и листьев покупных голландских диффенбахий совпадают с длительностью моего эксперимента. Т.е. если бы я оставила растению его родные корни, то именно через два месяца наступил бы тот самый караул "Что случилось с диффенбахией?!" А в настоящем эксперименте те же сроки дали основание считать растение успешно адаптировавшимся.
 
Вот, смотрите, нашла в теме о розах такое наблюдение. Это сообщение датировано 15.07.2007.
Цитата
Туле пишет: Присутствует у меня странная прихоть переукоренять купленные растения, кроме достаточно сложных, типа азалий и т.д., то есть покупаю розу, отрываю черенок см 4-8 и укореняю его, а маточное растение, отправляю к друзьям на дачу, на постоянное место жительства. Это, если весна-лето на дворе, если осень-зима, оставляю до весны на своей застекленной лоджии, так вот, каждый раз история повторяется:  маточники по зиме начинают болеть мучнистой росой, а растения,  выращенные из  черенков от этих самых маточников, стоящие  рядом, даже касаясь листвой, не болеют и не заражаются, и в последующие годы мучницей пока не страдают.
На лоджии зимой температура 13-17 градусов, в сильные морозы опускалась до плюс 7, влажность выше, чем в квартире, розы там зимуют с ноября до середины февраля, к концу февраля они начинают цвести, поэтому переезжают в комнаты, на южные подоконники.
Возможно, переукореннение это выход :?: Но это  только мои  наблюдения, на истину не претендую :str:, может, кто-то замечал подобную закономерность на своих розах, но не придал значения?
По-видимому, моя теория о сосредоточении промышленных гормонов в корнях импортных растений находит подтверждение.
В продолжение темы о лишении корней диффенбахии с радостью сообщаю, что пациент жив, жирен, весьма благополучен, вовсю растет и даже уже греет боковые почки: типа будут боковые побеги.
 
Что-то я припозднилась с результатами. Да, тут чем позже, тем нагляднее.
Помните черенок драцены? Через год и девять месяцев растение выглядит так.


А вот здесь эксперимент был поистине кровавый.
Цитата
Войтешка пишет:
Для полной уверенности в действенности метода "лишения голландских корней" необходимы наблюдения не менее двух сезонов вегетации. Так что до следующей осени, как бы ни хотелось посчитать эксперимент удавшимся, элемент случайности все же должен оставаться на первой ступеньке пьедестала. А закономерность только-только выходит на дистанцию.
Следующая осень прошла. И хотя полных двух лет еще нет, но через полтора года лишенная родных корней диффенбахия здорова и успешно растет.


Стоит обратить внимание, что оба растения продолжают оставаться в тех же горшках, в которые были высажены едва укоренившиеся в воде черенки. И увеличивать им горшки в ближайшем будущем нет необходимости.
 
Войтешка, добрый вечер. Ко мне попала маленькая драцена маргината, сантиметров 15 в высоту с тремя рожками. Подруга купила в офис микс из двух драцен, одна-высокая красавица, вторая-маленький заморыш с потрепанными листьями. Вот этого заморыша она при пересадке за ненадобностью мне и отдала. При проверке корней было обнаружено, что большая часть из них с признаками гнили. Я их обрезала, в итоге остались три вроде бы живых корешка. Все подозрительные места обработала зеленкой и подсушила сутки. Посадила в рыхлую землю, на следующий день немного полила. Простояла она у меня неделю, земля в горшке не просыхала, но меня насторожило то, что листья стали какие-то вялые, но пока не опустились, и два нижних листа тали желтеть от основания. Раскопала я ее и увидела, что те три оставшихся корешка сгнили, снялись, оставив тоненькие волоски. Решила я ее переукоренить и отрезала на уровне шейки. Свол твердый, срез зеленый, не водянистый, кора зеленая, запах как у свежесломанной ветки дерева. Но мне не понравилось то, что после получаса просушки кора на срезе в некоторых местах отходит от сердцевины. Я сделала срез выше, все повторилось. Подскажите, это нормальное явление? Загнивания ствола точно нет, но может, растение за неделю засохло практически без корней? И есть ли шанс его выходить? Спасибо.
 И еще маленький вопросик, чтоб не заводить новую тему. Можно ли укоренить НЕодревесневевшую верхушку драцены Сонг оф Индия? Заранее благодарю.
Изменено: Marishka1221 - 18.04.2012 00:02:49
 
Цитата
Marishka1221 пишет: Можно ли укоренить НЕодревесневевшую верхушку драцены Сонг оф Индия?
Думаю, что можно. Только надо поддерживать небольшой уровень воды, т.е. не ставить ее глубоко в воду, как срезанный цветок.

Что касается маргинаты, то, во-первых, у драцены не стоит подсушивать срез перед тем, как поставить черенок в воду. Во-вторых, если кора отходит от сердечника при подсушивании, это однозначно свидетельствует о наличии в месте среза мертвых тканей. Значит, надо срезать выше.
Страницы: 1 2 След.
Читают тему
 
Лого Copyright © 2000 - 2017 "Комнатные растения".
E-mail info@flowersweb.info.
Реклама на сайте.
Разработано компанией «Битрикс». Работает на «Битрикс: Управление сайтом».
 
Мы выражаем благодарность компании «Битрикс» за техническую и финансовую поддержку проекта.
 
Рейтинги и счетчики
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика